Пользовательского поиска

воскресенье, 11 февраля 2007 г.

суббота, 3 февраля 2007 г.

Афтора на главу Бешалах


4
(4) А Девора, пророчица, жена Лапидота (то есть была проворна как языки пламени (лапидим)), и поскольку была так проворна и была пророчицей - она судила Исраэйль в то время. (5) Она сидела под пальмою, чтобы не было возможности уединиться с мужчинами, приходящими к ней на суд, и постоянно Девора находилась между Рамою и Бэйт-Эйлом, на горе Эфраимовой; и поднимались к ней на суд сыны Исраэйлевы. (6) И послала она, и призвала Барака, сына Авйноама, из Кэдэш-Нафтали. и сказала ему: вот что повелел Г-сподь, Б-г Исраэйля: пойди и уговори евреев, боящихся толпы Сисры, чтобы они собрались на горе Тавор для войны с Сисрой, и возьми с собою десять тысяч человек из сынов Нафтали и из сынов Зевулуна. (7) А Я вложу желание в сердце Сисры, военачальника Явина, придти к тебе, к потоку Кишон, и с ним и колесницы его, и полчища его, и предам его в руки твои. (8) И сказал ей Барак: если ты пойдешь со мною, то я пойду, а если не пойдешь со мною на войну, я не пойду. (9) Поскольку слава военачальнику дается за две вещи: либо за то, что идет на бой без страха, либо за то что он, или один из его воинов побеждает военачальника противника. Потому и сказала она: готова я пойти с тобой, только ведь не твоей будет слава на этом пути, которым ты идешь, ибо в руки женщины предаст Г-сподь Сисру и все будут знать, что это дело Б-жье, ведь нет у женщины силы победить Сисру. И сам по себе ты тоже боишься идти воевать, лишь со мной. Раз так, то не будет у тебя славы ни одним из двух способов. И встала Девора, и пошла с Бараком в Кэдэш. (10) И созвал Барак Зевулунян и Нафталимлян в Кэдэш, и поднял за собою десять тысяч человек, и с ним выступила Девора.(11) А Хэвэр, Кэйниец, отделился от Кэйнийцев живших в иудейской пустыне, от потомков Ховава, тестя Моше, и раскинул шатер Свой у Эйлон-Бецаананнима, что при Кэдэше. (поскольку Сисра в конце концов попадет к Яэли, упомянул про Хевера здесь) (12) И сказали Сисре, что Барак, сын Авйноама, взошел на гору Тавор воевать с тобой. (13) И собрал Сисра все колесницы свои, девятьсот колесниц железных, и весь народ, который у него, из Харошет-Агоим к потоку Кишон. (11) И сказала Девора Бараку: встань и не укрепляйся тут, на горе, ибо это тот день, когда постановил Г-сподь предаст Сисру в руки твои; не бойся, ведь Г-сподь вышел пред тобою. И сошел Барак с горы Тавор, и десять тысяч человек за ним. (15) И навел Г-сподь смятение на Сисру, и на все колесницы, и на все ополчение; (и убегая, падали) от острия меча пред Бараком; и сошел Сисра с колесницы, и убежал пеший, чтобы не заметили его евреи и не схватили. (16) Барак же погнался за колесницами и за войском до Харошет-Агоим, и пало все войско Сисры от острия меча, не осталось никого. (17) Сисра же убежал пеший к шатру Яэйли, жены Хэвэра, Кэйнийца, ибо мир (был) между Явином, царем Хацорским, и домом Хэвэра, Кэйнийца. (18) И вышла Яэйль навстречу Сисре, и видя, что он сомневается зайти или бежать дальше, сказала ему: зайди, господин мой, зайди ко мне, не бойся. И зашел он к ней в шатер, и прикрыла она его покрывалом. (19) И сказал он ей: дай мне немного воды напиться, ибо томит меня жажда. И открыла она мех с молоком, так как оно наводит дрему, и напоила его, и прикрыла его, так как пока он пил покрывало сползло. (20) И сказал он ей: стань у входа шатра, и если кто придет и спросит тебя, и скажет: "Нет ли здесь кого?", – то скажи: "Нет". (21) А Яэйль, жена Хэвэра, взяла кол от шатра и молот взяла в руку свою, и подошла к нему тихонько, чтобы не разбудить, и вонзила в висок его кол, и, проткнув висок, кол воткнулся в землю, когда он уснул уставший; и потому он умер сразу. (22) И вот, Барак гонится за Сисрой, пытаясь найти, куда он сбежал. И вышла Яэйль навстречу ему, и сказала ему: поди, покажу я тебе человека, которого ты ищешь. И вошел он к ней; и вот, Сисра лежит мертвый, и кол в виске его. (23) И подчинил Г-сподь в тот день Явина, царя Кенаанского, сынам Исраэйля. (24) И становилась рука сынов Исраэйлевых все тяжелее и тяжелее над Явином, царем Кенаанским, пока не истребили они Явина, царя Кенаанского.
5
(1) И воспела Девора и Барак, сын Авиноама, в тот день так, говоря, чтобы евреи повторяли за ней: (2) Ради чего Всевышний отплатил Сисре с помощью евреев, так что это выглядит как будто они сами своими силами победили его? Ради славы их! За то, что Всевышний дал храбрость народу, чтобы они воевали с Сисрой, хотя и были слабее его; за то и другое - благословите Б-га!(3) Слушайте, цари то, что я говорю и бойтесь воевать снова с евреями, внимайте, вельможи: поскольку я - Г-споду и верю в Него, петь я буду за спасение, пришедшее от Него.(4) Господи, когда выходил Ты от Сэйира? воевать с Сихоном и Огом, когда шествовал Ты с поля Эдомского, содрогались все цари земли, ангелов-покровителей народов охватил трепет и с небес капал их пот, и облака сочились водою, пугая народы шумом дождя (5) Горы покрывались испариной перед Господом, воевавшим за евреев, как Синай – пред Господом, Б-гом Исраэйля. (6) Во дни Шамгара, сына Аната, во дни Яэйли не было еще спасения окончательного от неевреев, не боялись они еще Г-спода, и потому опустели дороги, а ходившие по дорогам стали ходить окольными путями, чтобы никто их не замечал. (7) Не стало открытых городов в Исраэйле, так как боялись евреи слиться в них, неевреи же наоборот ничего не боялись, так как чувствовали свою силу, не стало их, пока не встала я, Девора, приведшая полное спасение евреям, так что неевреи стали нас бояться и перестали евреи ходить окольными путями и избегать городов не обнесенных стеной, пока не встала я, как мать, направляющая евреев на верный путь. (8) Когда избрал он божества новые, тогда – война у ворот в наказание за это. Когда же евреи не ведут себя так - видели ли щит и копье у сорока тысяч Исраэйльтян во времена Иеошуа, когда они захватывали Ерихо? (9) От сердца говорю я правителям Исраэйля, добровольным заступникам в народе, чтобы они восславили Б-га за то, что Он вселил в их сердце желание воевать! (10) Начальники, ездящие на ослицах белых, мудрецы, восседающие на суде и торговцы, ходящие по дороге, повествуйте и говорите о славе всевышнего! Начальники - за то, что остались при своем величии, мудрецы - за то, что могут учиться без страха перед неевреями, торговцы - за то что могут ходить прямыми дорогами и не прятаться! (11) Вместо голоса тех, кто пускает стрелы у колодцев в черпающих воду, будет звучать прославление праведных деяний Г-спода, то что вернул Он жителей в открытые города в Исраэйле и тогда сошел ко входам в(города открытые) народ Г-сподень. (12) Укрепись, воспрянь, Девора, укрепись, воспрянь! воспой песнь! Встань, Барак, и с песней бери в плен пленников твоих, сын Авиноама! (13) И когда воспрянет песнь и восторжествует спасение, тогда оставшийся народ будет иметь власть над сильными народами; Г-сподь дал мне власть над могучими. (14) От Эфраима (пришли) и от корня его, от Иеошуа, который воевал и ослабил Амолека; скажи Эфраиму: "Вслед за войной Иошуа, вышедшего из тебя, придет Шауль из Бинйамина, который будет воевать с Амолеком с людьми твоими, Израиль; от Махира, сына Менаше, сошли правители на войну с Сисрой и от Зевулуна – носящие трость писца, пусть и не умеющие воевать - все пришли на войну с Сисрой. (15) И хотя князья Иссахаровы сидели все время с Деворою, указывая законы народу и ни разу не участвовали в битвах, тем не менее и Иссахар, как Барак, спустился в долину вслед за ним, не оставаясь на горе от страха. И хотя все эти колена не боялись идти на войну ни ранее ни сейчас и в будущем не убоятся, Реувен же отделился от этой войны; думай, думай, почему он так сделал? (16) Если же скажешь: "Боялся я идти на сражение", то отчего взял ты себе удел между страной Израиля и неевреями? Ведь граница - самое опасное место, и тем не менее выбрал себе во владение, почему же убоялся сейчас? Неужели ты думал, что поселившись там будешь только сидеть дома и слушать блеянье стад, из-за которых взял эту местность? Неужели не подумал ты, что в любом случае придется тебе воевать с окружающими народами, раз живешь на границе? Так почему же ты не пошел на войну? думай, думай, почему он так сделал?(17) Если же скажешь, что далеко его удел от войны, так ведь и Гилад за Ярдэйном остался, но все же прибыл на войну (как написано "от Махира" - а он в Гильаде). И на Дана стоит ругаться, ведь почему он собрал все свое на корабли, чтобы сбежать? Его то удел близок к месту сражения, почему же он сбежал? а Дан почему на кораблях держался? А Ашейр - то понятно почему не пришел, ведь живет он на берегу морей, на границе, и у заливов своих обитает, у открытых городов, которые он остался охранять, чтобы враги не пришли в них. (18) Зевулун – молодец, народ, смертельно рисковавший жизнью своей и не побоявшийся умереть, (также) и Нафтали – не побоялся умереть на возвышенностях в поле (на горе Тавор). (И хотя повеление Всевышнего было взять на войну лишь колена Нафтали и Зевулуна, тем не менее ругала Двора колена Рувена и Дана, что не пришли они сами, как сделали другие колена) (19) Колена еврейские не пришли помочь своим братьям, а цари иноземные пришли сражаться за Сисру?! Во время битвы сражались цари Кенаанские с большим войском, ведь в Танахе они бились, а край войска их достигал вод Мегиддо; и платы серебром они не брали. Неевреи пришли помочь Сисре безвозмездно, почему же братья не пришли на помощь братьям своим?! (20) Однако и без них пал Сисра, будто с неба сражались с ним, будто звезды с путей своих сошли на сражение с Сисрой (Мудрецы же толковали это так: Звезды раскалили доспехи воевавших, они входили в реку, чтобы их охладить, и река смывала воинов). (21) Битва была у потока Кишон, свершилось чудо и он увлек их, поток древний, поток Кишон, и воды в нем всегда было мало, так что я переходила его без ущерба, и свершилось чудо - он смыл врагов! (22) Увидев, что смывает их поток, бросились они на конец спасть души свои, тогда забили лошадиные копыта, разбились пятки лошадей от галопа, от бега могучих коней его. (23) Прокляните Мэйроз, – сказал посланец Г-сподень, – Прокляните, прокляните жителей его, ибо не пришли они, хотя и жили рядом, на помощь Г-сподню, на помощь Г-сподню в битве с богатырями, войнами Сисры. (24) Да будет благословенна женами Яэйль, жена Хэвэра Кэйнийца. Устами праведных и скромных женщин, сидящих в шатрах да будет она благословеннейшей. (25) Отметьте мудрость ее: воды просил он, молока подала она, чтобы задремал он; чтобы он не подозревал ее - в чаше вельмож поднесла (ему) сливки, чтобы он решил, что она почитает его за господина. (26) Левую же руку свою к колу протянула, а правую руку свою – к молоту труженика, и ударила Сисру: разбила голову его и поразила, и пронзила насквозь висок его. (27) У ног ее стал он на колени, пал, лежал; не встал он более на колени, пал, быстро умер; где стал на колени, там и пал, сраженный (это преувеличение, так как Сисра на коленях не стоял и не падал). (28) В окно сквозь решетку смотрела во все глаза мать Сисры, и не видя его колесницы - плакала: отчего долго не приходит колесница его, отчего медлят колеса колесниц его? (29) Мудрые знатные женщины, прислуживающие ей отвечают ей, и она сама отвечает себе: (30) Верно нашли они и делят добычу: по женщине, по две на каждого мужчину; добычу из цветных одежд, как самую важную, для Сисры; добычу из вышитой цветной одежды, которая с обеих сторон выглядит одинаково - Сисре, ту же, которая с обоих сторон имеет разный рисунок, и имеет большую стоимость, но пригодна лишь чтобы оборачивать вокруг шеи для красоты - делят между всеми, потому то и медлят они. (31) Глупые утешения! Так да погибнут все враги Твои, Господи, как погиб Сисра! Любящие же Его да будут как солнце, восходящее и становящееся все сильней, пока не дойдет до зенита! Так и любящие Тебя пусть растет их сила, пока не дойдут до зенита!
И покоилась земля сорок лет с начала порабощения.

пятница, 2 февраля 2007 г.

Ярлыки

Ярлыки