Пользовательского поиска

воскресенье, 22 июня 2008 г.

Уроки по кашруту

Добавлено 3 урока в подкасте


четверг, 19 июня 2008 г.

Шмини ацерет 5680 год (1)

1) Как то раз я ездил со своим отцом, АДМУРом, в Берлин(2). Когда мы туда прибыли, мой отец послал своего помошника р. Авраама Горелика (3) (отца р. Иерухама из Бобруйска(4)) узнать, что слышно нового.

Когда р. Авраам вернулся, он сказал, что говорят, что император Вильгельм будет выступать в одном зале, куда мы и пошли с моим отцом.

В зале уже собралось много народу и император был уже готов к выступлению. Лицо его было очень белым, а рядом с ним стоял его наследник.

Издалека мы увидели, что император пристально посмотрел на нас, наклонил голову к наследнику и что-то ему прошептал, на что наследник усмехнулся.

Через некоторое время к нам подошел охранник и приказал покинуть помещение.

Когда началась первая мировая война, мой отец сказал мне: "Помнишь, когда мы были в Берлине, насколько белым было лицо императора перед выступлением? Уже тогда в его голове были все детали войны!" (5)

2) Когда мы был в Берлине, мы пошли гулять в "императорский сад". Для того, чтобы войти туда, надо было одеть бахилы ("льняные калоши"), чтобы не пачкать сад. Но из опасения шаатнеза мы обернули нашу обувь носовыми платками.

В этом саду был маленький домик, специально предназначенный для императора, чтобы он мог зайти туда отдохнуть. Около этого домика стоял охранник, который никого не впускал. Однако мой отец сказал мне, что хочет попасть внутрь.

Тогда я подошел к охраннику, дал ему большую монету и попросил купить мне что-нибудь попить. Когда он вернулся обратно с водой и сдачей, я сказал ему, что сдачу он может оставить себе за труды и тем самым добился его расположения. После этого я попросил его разрешить моему отцу войти внутрь, дал ему еще денег и получил согласие. Сам солдат остался стоять снаружи, что если император направится сюда отдохнуть - он даст нам сигнал, чтобы мы вышли.

Мой отец вошел внутрь. Там стояли стол и стул, а на столе лежала бумага, чернильница и перо. Мой отец сел на стул и воскликнул: "Умный стул!". После этого он написал хасидус (6) на листе бумаги, предназначенной для императора, который лежал там (7).

3) Как то раз, когда я был с отцом в Германии, сказал он мне, что мы поедем в какое-то место, навестить там пожилого талимд хохама, который был болен.

Мы подъехали к большому, красивому дому. Около двери стояла его прислуга, которые спросили, кто мы. Мы представились и попросил разрешение войти. После того, как мы получили разрешение войти, нас проводили на верхний этаж дома, провели через несколько комнат, пока мы не пришли туда, где лежал этот талмид хохам.

Он был очень богат и уважаем, и в дни своей старости жил вместе со своей семьей.

Он был очень рад тому, что мой отец навестил его и они долго говорили о разных вещах. Посреди этого разговора, талмид хохам сказал, что написал одну книгу и она уже готова к печати. Мой отец сказал на это, что очень хочет ее увидеть. Хозяин дома позвал одного из своих слуг и тот принес моему отцу эту книгу.

Мой отец долго изучал ее, а потом пролистал ее от начала до конца и положил на стол.

Перед расставанием мой отец сказал домохозяину, что есть у него одна просьба, которую он готов изложить, если ему пообещают, что выполнят ее. Ему пообещали, и он сказал, что просит, чтобы сожгли эту книгу в его присутствии.

Талмид хохам сжег тогда эту книгу в камине в своей комнате. Мой отец поблагодарил его за это, благословил и расстался с ним в мире.

_______________________________________________________________

(1) При жизни ребе РаШаБа, душа его в Ган Эдене, был обычай, что в Шмини Ацерет собирались руководители и наиболее отличившиеся бохрим у р. РаЯЦа, который держал речь.
(2) В другом месте упоминается, что он был со своим отцом (р. РаШаБом) в Германии (до начала Первой Мировой войны): в 5667 (см. "Сефер асихот 5696 - зима 5700", стр. 140. Там же стр. 174 и далее, и в примечании 29); (18) элула 5668 в Берлине (см. "Игрот койдеш р. РаШаБа, ч. 4, стр. 321-323). В 5669 - в Берлине (сиха на Песах 5694 §18) и т.п. Однако в другом месте видно, что р. РаЯЦ не был тогда (в 5669) в Берлине - см. "Игрот койдеш р. РаШаБа, ч. 2, стр. 470-471 (и см. "Игрот койдеш р. РаШаБа, ч. 4, стр. 324 и далее; "Сефер амааморим 5669 (изд. Кеот 5749) стр. IV).
(3) Упоминается в "Сефер асихот лето 5700", стр. 63. "Сефер асихот 5702", стр. 90
(4) Упоминается в "Игрот койдеш", ч. 11, стр. 2
(5) См. Сиху на Симхат Тора 5676 ("Виноградник ХаБаДа", выпуск 3, стр. 255): [р. РаШаБ] много говорил о Германии и императоре Вильгельме, сказав, среди прочего: "Уже тридцать один год я знаю его. Он - Амолек, и его конец - погибель". (См. так же "Виноградник ХаБаДа" там же, стр. 262-263)
(6) В одном из дневников написано, что это был маймор "И пошел человек из дома Леви" 5666 (см. выше примечание 2)
(7) См. так же "Сефер амайморим 5704", стр. 114 в примечании Ребе: "р. РаШаБ, во время одной из своих поездок в Германию, очень старался попасть во дворец императора, и когда вошел в зал, служивший императору кабинетом, сел у письменного стола и написал хасидус на листе императорской бумаги, которая лежала там, а после этого почувствовал расширение сознания, как подробно рассказывал его сын ребе РаЯЦ, присутствовавший там.
В сихе ночью шабос койдеш главы Ноах 5703 говорится, что это было в Вюрцбурге. См. сиху в Мариенбау 5694 (брошюра дневниковых записей 181, стр. 7): "то, что написал мой отец во дворце императора Вильгельма - в его последний Пурим [5680], после трапезы, он зашел в свою комнату, я вслед за ним. Он взял портфель, достал оттуда листок и спросил: "Йосеф Ицхок, ты узнаешь?". После этого от поджег спичку и поднес ее к листку. Я воскликнул: "Отец!" Он ответил мне: "Отец?.. Отец знает, что он делает!".

Писхей Хойшен. Законы займа. Заповедь займа и ГМаХа - 2

  1. Если у кредитора ест на хранении чужие деньги, то хотя он и имеет право ими пользоваться - не обязан давать их в долг.
  2. Если в долг просят еврей и нееврей - должен одолжить еврею, даже если нееврей предлагает проценты. Но если выгода от нееврея велика - есть спор, должен ли все равно предпочесть еврея.
  3. Если главный источник доходов кредитора - одалживание денег под проценты или с помощью иска, то он не оьбязан давать в долг еврею без процентов, кроме случая, когда это такой бедный еврей, которому не хватает денег даже не хлеб. Но в любом случае, если есть возможность - должен одолжить без процентов.
  4. Торговец, чей бизнес - это его основной источник дохода - не обязан продавать в кредит.
  5. Законы одалживания из маасера объясняются в законах цдоки.
  6. Если дал обещание дать в долг - должен его сдержать. Тем более, если отделил или дал обет отделить деньги на благотворительность - обязан это сделать.
  7. Если дал обет, что не будет получать никакой выгоды/удовольствия от кого-либо - запрещено давать ему в долг и одалживать у негоденьги или вещи.
  8. Если дал обет никому не одалживать - должен сделать аторес недорим.
  9. Точно так же, как заповедовано одалживать деньги, заповедовано одалживать вещи. Особенно, когда их просит бедный, который не имеет возможность купить себе такую вещь. И тем более, если одалживает книги для учебы.
  10. Обязанность возложенна на человека, чтобы он ипользовал свое тело для добрых дел: принимал гостей, провожал их, навещал больных, провожал мертвых, веселил жениха и невесту и делал все остальные вещи, которыми может помочь другому.

вторник, 17 июня 2008 г.

Уроки по кашруту

Загружено еще три урока по проверке пищи на подкаст

воскресенье, 15 июня 2008 г.

Писхей Хойшен. Законы займа. Заповедь займа и ГМаХа - 1

  1. Повелевающая заповедь Торы- давать бедным евреям в долг, и значение этой заповеди более велико, чем заповеди цдоки. Тем более, если этим займом он поддерживает еврея и не дает ему обнищать. И правильно будет, если в каждом месте организуют ГМаХ беспроцентных ссуд, и каждый будет вкладывать туда по возможности.
  2. Заповедь выполняется так же если даешь в долг богатому. Однако если стоит выбор, кому одолжить - богатому или бедному, обязан предпочесть бедного.
  3. Так же как есть предпочтения, кому давать цдоку, так же есть предпочтения, кому одалживать. Сначала идут родственники, потом бедняки того города, в котором живешь и т.д. Но все же бедняк не-родственник прежде, чем богач родственник.
  4. Размер займа зависит от возможности кредитора, нужд заемщика и времени займа.
  5. Выполнением заповеди является заём как с залогом, так и без. Но у кредитора обязательно должна быть уверенность, что заёмщик отдаст деньги. Если же он знает, что заёмщик не бережёт чужое имущество, потратит заём и не будет иметь возможности его вернуть - лучше, если одолжит только под залог. Однако бедному можно одолжить на условии, что если он не вернёт долг - кредитор вычтет его из полагающейся бедному цдоки (и надо сообщить ему об этом).
  6. Даже если кредитор доверяет заёмщику - запрещено давать в долг без свидетелей, даже мудрецу Торы, но если даёшь под залог - то можно. А ещё лучше - одолжить с распиской. И есть те, кто говорят, что расписка написанная от руки кредитора - подходит.
  7. Если заёмщик хочет выплачивать только маленькими частями - по закону нет обязанности одалживать ему деньги. Но тем не менее, если у кредитора есть такая возможность и он не понесёт от этого убытка - надо одолжить.
  8. Если есть несколько желающих занять, и один из них просит такую сумму, что если дать ему - другим денег не останется, лучше занять большему количеству людей.
  9. Обязанность одолжить есть только в том случае, когда у человека есть свободные деньги. И не должен человек занимать, чтобы одолжить другому. Но если у него есть деньги, но только они у кого-то хранятся - должен сходить за ними.
  10. Если у кредитора есть деньги, но он знает, что они ему скоро понадобятся для бизнеса - он не обязан их давать в долг,если из-за этого не сможет сделать этот бизнес.

Сефер асихот 5680-5687. Предисловие - 3

Сам рабейну писал про эти годы так:

"В праздничные дни: 19 [кислева], Симхат Тору, Пурим, когда устраивают трапезы, которые длятся во многих местах по 8 часов, а то и всю ночь - я старался использовать это время для укрепления веры, побуждал к основанию хедеров и установлению и соблюдению ежедневных занятий Торой.

Речь моя была разделена на несколько тем: отдельно я говорил про нужды АНаШа, отдельно про всю общину в России. И все это - как языки пламени, которые озаряли даже самые далёкие уголки страны.

Одной из главных целей было донести до всех очевидный факт, что согласно законы страны, а каждый еврей является её гражданином, можно обучать своих сыновей Торе и соблюдать её без каких либо препятствий. Евсекция же не имеет никакого отношения к власти - они лишь обыкновенные люди, частные лица, с которыми мы можем судиться и с которыми мы можем бороться, как они борются с соблюдающими заповеди. И мы должны знать, что у нас тоже есть партия! И партия наша - она вовсе не политическая, вся её цель - лишь укрепляться во всем, что связано с иудаизмом. И в том, что касается этого - надо вести себя буквально с самопожертвованием.

По ходу, я приводил различные истории из жизни евреев во времена инквизиции и тому подобного, из всего того, что выпало на долю наших братьев в изгнании во всем мире. Не буду отрицать, что, по милости б-жей, эти слова оставили большой отпечаток не только на АНаШ и других б-гобоязненных людях, но и на простых евреях, а иногда и на интеллигенции, которые в течении этих двух лет, 85-86, хотя и были далеки не только от хасидуса, но и от Торы вообще, приблизились, слава Б-гу, снова к иудаизму."

На протяжении 5685-56886 годов рабейну ещё несколько раз ездил в Москву на собрание уже упомянутого комитета и на частные встречи. Через какое-то время комитет был переведён в Ленинград, где проживал рабейну. Там же проводились его совещания.

Одно из таких совещаний было созвано в мархешване в связи с всесоюзным религиозным собранием, созванным по инициативе ленинградской общины. Рабейну очень противился этому, и выступил против этого "собрания" с открытым письмом.

Противодействие рабейну вынудило организаторов отложить проведение этого "собрания" почти на год, до зимы 5687 года. Когда они снова попытались его организовать, рабейну снова выступил против этого. Это было в понедельник, 13 сивана 5687 года.

***

Ночью в среду, 14 сивана, рабейну проводил ехидус. Когда он закончил с приёмом посетителей и помолился маарив, его арестовали и отправили в Шпалерку.

18 дней, 11 часов и 15 минут провёл рабейну в Шпалерке, и в понедельник, 3 таммуза в 2 часа дня, его освободили из под ареста на условии, что он покинет город в тот же день и отправится в ссылку в Кострому на 3 года. Однако АНаШ, тмимим и все остальные религиозные евреи не прекратили свои старания, результатом чего было то, что по милости Ашема, через 9 дней и 17 часов пребывания в Костроме его отпустили полностью на свободу. 12 таммуза, во вторник, в его 47 день рождения, ему сообщили об этом, а на следующий день, 13 таммуза ему было передано постановление об освобождении.

В четверг, утром, он оставил Кострому и в эрев шабес койдеш главы "Пинхас", 15 таммуза, прибыл в свой дом в Ленинграде.

В шабат "Пинхас" 16 таммуза рабейну поднялся к Торе, благословил агомел и устроил благодарственную трапезу.

Он больше не мог оставаться в Ленинграде, и был вынужден переехать в Малаховку, под Москвой.

6 недель он провёл там. Это были тяжёлые и гнетущие дни. За это время стало очевидно, что не возможно оставаясь в России продолжать свою деятельность по укреплению еврейства.

В элуле рабейну поехал в Ростов на оэль отца, ребе РаШаБа. Праздники он провёл в Ленинграде. И в четверг, в исру хаг Суккот, рабейну покинул Россию и остановился в Риге, в Латвии.

Лекции по кашруту

Без претензии на качество))) но буду стараться делать лучше.
Запись перевода с книги "Проверка пищи по закону" том первый.
Следите за новостями на подкасте

пятница, 13 июня 2008 г.

Сефер асихот 5680-5687. Предисловие - 2

В начале 5683 года были устрожены постановления против еврейства и Торы, запрещена учеба детей в хедерах, закрыты синагоги и миквы, а члены евсекции свирепствовали и того больше и пресекали любые попытки укрепления еврейства.

Рабейну тогда поехал в Москву, где созвал совещание нескольких раввинов, чтобы обсудить создавшееся положение. Он изложил им свой план действий, и организовал в Москве специальный комитет, который должен был действовать соответственно этому плану. Благодаря этому совещанию и стараниям представителей этого комитета во власти, удалось добиться разрешения учить Тору одновременно с 5-6 детьми. Комитет старался, чтобы об этом разрешении узнал во всех местах, где можно было бы организовать такое обучение. В целях комитета было так же восстановление микв и синагог, обеспечение их необходимыми принадлежностями. Все это осуществлялось благодаря посланникам, которые постоянно переезжали с места на место.

Через год работы этого комитета, рабейну снова вернулся в Москву (в адаре 5684) и собрал совещание по поводу бюджета на следующий год. Тогда же он был избран его руководителем, и ему было дано право действовать по собственному усмотрению.

На этом собрании рабейну "заключил союз" с 9 томим, на условии, что они буду заниматься усилением Торы и еврейства вплоть до последней капли крови.

Когда рабейну вернулся в Ростов, его встретил его секретарь р. Эльханан Довбер Морозов, который предупредил его, что ГПУ ждут его приезда, чтобы немедленно арестовать и отправить в ссылку за деятельность по укреплению еврейства. Рабейну тут же вернулся обратно и остановился в небольшой деревне под Москвой, чтобы переждать этот период. 11 ниссана он вернулся в Ростов, где был тут же арестован, его дом подвергся обыску. С трудом удалось добиться его освобождения, а потом и обещания, что его оставят в покое, если он сам покинет Ростов.

В сиване 5684 года он остановился в Ленинграде, где продолжал заниматься укреплением еврейства, назначением раввинов, организацией хедеров и ешив, рассылкой шойхетов и преподавателей, восстановлением микв. Он так же организовал помощь кустарям, чтобы они могли не нарушать субботу.

В 5685 году давление было немного ослаблено, а общественная деятельность стала более упорядоченной, так что у рабейну освободилось время, которое он мог посвятить хасидусу. В некоторых местах организовали его постоянное изучение. Сам рабейну начал понемногу говорить хасидус по шабатам. Это продолжалось до того, что в 5687

Сефер асихот 5680-5687. Предисловие - 1

Выдержка из дневника АДМУРа РаЯЦа в 5680-5687 годах (сентябрь 1919 - сенятбрь 1926)


После исталкуса его отца АДМУРа РаШАБа в моцей шабат "Ваикра", в ночь 2 ниссана 5680 года, согдласно оставленному завещанию -
"чтобы говорил хасидус перед общиной и подробно объяснял верные основы, оставленные нам в наследство нашими святыми отцами и руководителями, чьи души в раю, и чтобы отдал себя на благо общине"
- принял на себя рабейну руководство хасидами.

Это был тяжелый период для еврейства в России. реки крове текли по стране во время Первой мировой войны и последовавшей революции, и, как обычно, евреи были главными жертвами. Именно тогда принял на себя ребе РаЯЦ ответственность за восстановление ервейства в России, как материальное, так и духовное. Ведь кроме того, что материальное положение евреев было тыжелым, везде царили бедность и нищита, еще и иудаизм был под большой опсностью из-за действия "евсекции" (еврейская секция коммунистической партии)

Члены евсекции взыли под контроль своих еврейских братьев, чтобы мешать их религиозной деятельности: организовывать вместо синагог - клубы, закрывать миквы, запрещать изучение иврита.

Борьба рабейну с теми, кто хотел истребить еврейство, его самоотверженный труд, вызвали гнев "евсекции", из-за чего юбыло принято решение не давать ему возможности действовать и начать преследовать его изо всех сил.

***

Уже в таммузе 5680 года (июнь-июль 1920) началось его преследование: три агента тайной полиции с револьверами вошли в его молельную комнату, чтобы его арестовать. Тогда, стоя перед следственным коммитетом, сказал ребе РаЯЦ:
"Я уже сказал вам, что не отступлю от своих принципов. И еще не родился такой человек или чорт, который заствил бы меня хоть на йоту отступить от них".
В тот период рабейну перевел ешиву "Томхей Тмимим" из Крменчука к себе в РОстов.

В мархешване 5681 (октябрь - ноябрь 1920) рабейну, несколько его домочадцев и многие из учеников ешивы заболели. Болезнь продолжалась 2-3 месяца, после чего, слава Б-гу, все вернулось к прежнему состоянию.

В это же год (5681 (1920-1921)) рабейну начал разворачивать общественную деятельность направленную на укрепление еврейства и Торы в Росии.

В ияре 5681 (май - июнь 1921) из-за доносчиков приказали выслать учеников и закрыть ешиву. В качестве наказания на ребе РаЯЦа была наложена конфискация имущества, в том числе вещей, полученных им от отца.

вторник, 3 июня 2008 г.

Паршат а-шавуа - Носо

В нашей главе есть заповедь "и исповедуется за грех, который совершил". Эта заповедь перечисляется Рамбамом среди повеливающих заповедей. Возникает вопрос: почему исповедь - часть тшувы, перечисляется среди заповедей, а сама тшува - нет.
На этот вопрос есть три ответа:
1) так как нет заповеди сделать тшуву. Если человек хочет сделать тшуву и исправить свой грех - Тора указывает ему, как это сделать. Однако сама тшува - это не обязанность. Поэтому исповедь - это заповедь (если человек делает тшуву), а сама тшува - нет.
Можно объяснить это более глубоко: вся идея тшувы - внутреннее пробуждение вернуться ко Всевышнему. И поэтому нет тут места повелению, ведь если есть повеление - уже нет возможности, чтобы тшува была полностью со стороны человека.
2) Тшува - общая заповедь, поэтому ее не перечисляли среди заповедей, так как кодификаторы перечисляют только частные заповеди.
Это объяснение связано с тем, что 613 заповедей связаны с 613 органами и жилами человека. И как среди перечислений органов мы не упоминаем самого человека, так и среди заповедей - не считаем тшуву.
3) Исповедь и тшува - это одна заповедь, как говорит Рамбам: "каждый исповедующий о грехе, но не решивший его оставить - как будто держит за шереца, когда окунается в микву". И в этой заповеди две части - "действенная" и "чувственная". И именно "действенную" часть мы перечисляем среди заповедей.
Согласно этому объяснению, тшува - это заповедь, включенная в исповедь. И хотя тшува выше всех заповедей - запрещено "оставлять" ее наверху, а требуется привести ее вниз и воплотить в действиях", как сказали мудрецы: "тшува и добрые дела".

воскресенье, 1 июня 2008 г.

Алоха на 29 ияра

Шульхан Орух аРав Орах Хаим 51:4


Человек должен быть осторожным, чтобы не прерываться на разговор от борух шеомар до конца шмон эсре, так как:

1) Борух шеомар - это благосвление до псукей дезимра, а иштабах - после. Поэтому запрещено прерываться между ними даже на разговоры ради заповедей.

2) от иштабаха до благословений перед Шма, так как псукей дезимра установлены для того, чтобы начать молитву (которая и начинается с благословений перед Шма). И тот, кто прерывается на разговоры, совершает грех, и должен был бы вернуться из армии в случае войны (то есть, это настолько страшный грех, что из-за него человек мог бы умереть на войне). Однако ради разговоров о заповеди можно прерываться (см. 54:3)

3) от благословений после Шма и перед шмон эсре, так как надо совместить "избавление" (последние слова благословения после Шма) и молитву.

Алоха

Повелел Святой, благословен Он, написать четыре этих паршии, в которых есть единство Имени Его и выход из Египта, чтобы вспомнить знамения и чудеса, которые сделал с нами, которые указывают на единство Его, и что у Него сила и власть делать в верхних и нижних по Его желанию. И повелел накладывать на руку напротив сердца и на голову напротив мозга, чтобы поработить душу (нешома), которая в мозге, и удовольствия и мысли в сердце, служить Благословенному, что через одевание тфилинов вспомнит Творца и уменьшит свои удовольствия.