Пользовательского поиска

вторник, 3 июня 2008 г.

Паршат а-шавуа - Носо

В нашей главе есть заповедь "и исповедуется за грех, который совершил". Эта заповедь перечисляется Рамбамом среди повеливающих заповедей. Возникает вопрос: почему исповедь - часть тшувы, перечисляется среди заповедей, а сама тшува - нет.
На этот вопрос есть три ответа:
1) так как нет заповеди сделать тшуву. Если человек хочет сделать тшуву и исправить свой грех - Тора указывает ему, как это сделать. Однако сама тшува - это не обязанность. Поэтому исповедь - это заповедь (если человек делает тшуву), а сама тшува - нет.
Можно объяснить это более глубоко: вся идея тшувы - внутреннее пробуждение вернуться ко Всевышнему. И поэтому нет тут места повелению, ведь если есть повеление - уже нет возможности, чтобы тшува была полностью со стороны человека.
2) Тшува - общая заповедь, поэтому ее не перечисляли среди заповедей, так как кодификаторы перечисляют только частные заповеди.
Это объяснение связано с тем, что 613 заповедей связаны с 613 органами и жилами человека. И как среди перечислений органов мы не упоминаем самого человека, так и среди заповедей - не считаем тшуву.
3) Исповедь и тшува - это одна заповедь, как говорит Рамбам: "каждый исповедующий о грехе, но не решивший его оставить - как будто держит за шереца, когда окунается в микву". И в этой заповеди две части - "действенная" и "чувственная". И именно "действенную" часть мы перечисляем среди заповедей.
Согласно этому объяснению, тшува - это заповедь, включенная в исповедь. И хотя тшува выше всех заповедей - запрещено "оставлять" ее наверху, а требуется привести ее вниз и воплотить в действиях", как сказали мудрецы: "тшува и добрые дела".

1 комментарий:

Дан комментирует...

Браво!