Пользовательского поиска

четверг, 19 июня 2008 г.

Шмини ацерет 5680 год (1)

1) Как то раз я ездил со своим отцом, АДМУРом, в Берлин(2). Когда мы туда прибыли, мой отец послал своего помошника р. Авраама Горелика (3) (отца р. Иерухама из Бобруйска(4)) узнать, что слышно нового.

Когда р. Авраам вернулся, он сказал, что говорят, что император Вильгельм будет выступать в одном зале, куда мы и пошли с моим отцом.

В зале уже собралось много народу и император был уже готов к выступлению. Лицо его было очень белым, а рядом с ним стоял его наследник.

Издалека мы увидели, что император пристально посмотрел на нас, наклонил голову к наследнику и что-то ему прошептал, на что наследник усмехнулся.

Через некоторое время к нам подошел охранник и приказал покинуть помещение.

Когда началась первая мировая война, мой отец сказал мне: "Помнишь, когда мы были в Берлине, насколько белым было лицо императора перед выступлением? Уже тогда в его голове были все детали войны!" (5)

2) Когда мы был в Берлине, мы пошли гулять в "императорский сад". Для того, чтобы войти туда, надо было одеть бахилы ("льняные калоши"), чтобы не пачкать сад. Но из опасения шаатнеза мы обернули нашу обувь носовыми платками.

В этом саду был маленький домик, специально предназначенный для императора, чтобы он мог зайти туда отдохнуть. Около этого домика стоял охранник, который никого не впускал. Однако мой отец сказал мне, что хочет попасть внутрь.

Тогда я подошел к охраннику, дал ему большую монету и попросил купить мне что-нибудь попить. Когда он вернулся обратно с водой и сдачей, я сказал ему, что сдачу он может оставить себе за труды и тем самым добился его расположения. После этого я попросил его разрешить моему отцу войти внутрь, дал ему еще денег и получил согласие. Сам солдат остался стоять снаружи, что если император направится сюда отдохнуть - он даст нам сигнал, чтобы мы вышли.

Мой отец вошел внутрь. Там стояли стол и стул, а на столе лежала бумага, чернильница и перо. Мой отец сел на стул и воскликнул: "Умный стул!". После этого он написал хасидус (6) на листе бумаги, предназначенной для императора, который лежал там (7).

3) Как то раз, когда я был с отцом в Германии, сказал он мне, что мы поедем в какое-то место, навестить там пожилого талимд хохама, который был болен.

Мы подъехали к большому, красивому дому. Около двери стояла его прислуга, которые спросили, кто мы. Мы представились и попросил разрешение войти. После того, как мы получили разрешение войти, нас проводили на верхний этаж дома, провели через несколько комнат, пока мы не пришли туда, где лежал этот талмид хохам.

Он был очень богат и уважаем, и в дни своей старости жил вместе со своей семьей.

Он был очень рад тому, что мой отец навестил его и они долго говорили о разных вещах. Посреди этого разговора, талмид хохам сказал, что написал одну книгу и она уже готова к печати. Мой отец сказал на это, что очень хочет ее увидеть. Хозяин дома позвал одного из своих слуг и тот принес моему отцу эту книгу.

Мой отец долго изучал ее, а потом пролистал ее от начала до конца и положил на стол.

Перед расставанием мой отец сказал домохозяину, что есть у него одна просьба, которую он готов изложить, если ему пообещают, что выполнят ее. Ему пообещали, и он сказал, что просит, чтобы сожгли эту книгу в его присутствии.

Талмид хохам сжег тогда эту книгу в камине в своей комнате. Мой отец поблагодарил его за это, благословил и расстался с ним в мире.

_______________________________________________________________

(1) При жизни ребе РаШаБа, душа его в Ган Эдене, был обычай, что в Шмини Ацерет собирались руководители и наиболее отличившиеся бохрим у р. РаЯЦа, который держал речь.
(2) В другом месте упоминается, что он был со своим отцом (р. РаШаБом) в Германии (до начала Первой Мировой войны): в 5667 (см. "Сефер асихот 5696 - зима 5700", стр. 140. Там же стр. 174 и далее, и в примечании 29); (18) элула 5668 в Берлине (см. "Игрот койдеш р. РаШаБа, ч. 4, стр. 321-323). В 5669 - в Берлине (сиха на Песах 5694 §18) и т.п. Однако в другом месте видно, что р. РаЯЦ не был тогда (в 5669) в Берлине - см. "Игрот койдеш р. РаШаБа, ч. 2, стр. 470-471 (и см. "Игрот койдеш р. РаШаБа, ч. 4, стр. 324 и далее; "Сефер амааморим 5669 (изд. Кеот 5749) стр. IV).
(3) Упоминается в "Сефер асихот лето 5700", стр. 63. "Сефер асихот 5702", стр. 90
(4) Упоминается в "Игрот койдеш", ч. 11, стр. 2
(5) См. Сиху на Симхат Тора 5676 ("Виноградник ХаБаДа", выпуск 3, стр. 255): [р. РаШаБ] много говорил о Германии и императоре Вильгельме, сказав, среди прочего: "Уже тридцать один год я знаю его. Он - Амолек, и его конец - погибель". (См. так же "Виноградник ХаБаДа" там же, стр. 262-263)
(6) В одном из дневников написано, что это был маймор "И пошел человек из дома Леви" 5666 (см. выше примечание 2)
(7) См. так же "Сефер амайморим 5704", стр. 114 в примечании Ребе: "р. РаШаБ, во время одной из своих поездок в Германию, очень старался попасть во дворец императора, и когда вошел в зал, служивший императору кабинетом, сел у письменного стола и написал хасидус на листе императорской бумаги, которая лежала там, а после этого почувствовал расширение сознания, как подробно рассказывал его сын ребе РаЯЦ, присутствовавший там.
В сихе ночью шабос койдеш главы Ноах 5703 говорится, что это было в Вюрцбурге. См. сиху в Мариенбау 5694 (брошюра дневниковых записей 181, стр. 7): "то, что написал мой отец во дворце императора Вильгельма - в его последний Пурим [5680], после трапезы, он зашел в свою комнату, я вслед за ним. Он взял портфель, достал оттуда листок и спросил: "Йосеф Ицхок, ты узнаешь?". После этого от поджег спичку и поднес ее к листку. Я воскликнул: "Отец!" Он ответил мне: "Отец?.. Отец знает, что он делает!".

Комментариев нет: