Пользовательского поиска

четверг, 5 февраля 2009 г.

Хофец Хаим, Шаар аТора, Глава 4 - 3

Пусть представит себе человек, что если бы царь увидел человека лежащего в помойке, который болен всеми болезнями и у которого нет решительно ничего. И если бы нашел человек милость в глазах царя, и приказал бы царь достать его из помойки, помыть и вылечить его ото всех болезней, пока он не станет окончательно здоров; нарядит его великолепными одеждами и увенчает драгоценными камнями; отдаст в его распоряжение царскую казну и повелит, чтобы все управление царством было по слову этого человека, отдал бы ему в жены свою дочь и приказал бы, чтобы все министры прислуживали этому человеку. И вот, в тот самый момент, когда он одет в роскошные одежды и все министры прислуживают ему, он увидел детей, валяющихся в грязи и играющих камнями, и позавидовал им, сбросил бы с себя все одежды и отказался бы от всего удовольствия и величия, которым одарил его царь, и бросился бы в эту грязь и стал бы играть с детьми… Есть ли предел его греху и мера его наказанию? Ведь он презрел величие царя и всех прислуживающих ему и запачкал роскошные одеяния! Мораль этой притчи ясна сама по себе: насколько же велико наказание тому, кто оставляет занятия Торой! До сих цитата.
И теперь ясно, сказанное мудрецами (Брохойс 5.): Всякий, кто может заниматься Торой и не занимается – Всевышний приводит на него страдания, делающие его ужасным (мекоарин), как сказано (Теелим 39:3) «Онемел я, притих, замолчал о добре, а боль моя взбаламутилась (нээкар)», «добро» же – Тора… (И это является выражением принципа «мера за меру»: так как он презрел Тору как сосуд, который никому не нужен, так и он становится презренным в глазах всех).

Комментариев нет: